Fairy Tail: Parallel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Parallel » Доп. Материалы » Суровая текстовуха


Суровая текстовуха

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Sou Moutoku написал(а):

оставь моего перса в покое изверг )))

Я не об этом. Для акции поиска персонажей меня просили просмотреть текст. И я не могу пропустить такое, реально надоело. У тебя хотя бы феникс, а не нечто с огнестрелом, пораженное неведомой магией. Но это к слову.
Ребят, подземелья себя изжили, нужно вытаскивать от туда гроков. ВОт бредовые наработки

Дополнение к КД – 2  уровень. После неплодотворных поисков на средних уровнях, компания из Шики, Флиппа и прибившегося по пути Десмонда при помощи огненой магии, случайно пробившей стену, оказываются в странном месте, почти целиком  покрытым водой,  что сказывается на точности заклинаний ученика Соу, прокладывающего путь.  Как не странно, но в результате возникшей драки, маги обнаруживают неизвестный ларец, полный табличек с древними письменами, которые нужно срочно отправить в гильдию. Десмонд вызывается сопроводить девушку, а Флипп отправляется на поиски Соу.
В награду за помощь Паранорм получает приглашение на встречу с мастером и напрашивается на пару уроков магии у Шики, о чем договаривается в течение следующего  эпизода. Флипп прямо на месте получает метку гильдии, так как выясняется, что Шики машинально прихватила печать.


Крыло против виверн . Из-за произошедшего обвала мастер Соу оказалась отрезана от Мериаль, Саяко и Соры, а потому приказывает им покидать подземелья и отправляться в гильдию. Сама феникс продолжает двигаться по туннелю, где встречает Флиппа, принесшего хорошие вести. Но радость не длиться вечно, ведь стоило артефактам покинуть пещеры, как сработал маячок поставленный Теруми во время последнего захода. Темный маг, Джин и Робин  представляют собой ощутимую угрозу магам Крыла Дракона. Завязывается бой, в течение которого Робин активирует руны на стенах, в результате чего на свободу вырывается первобытная магия. Все герои лишаются магии до конца эпизода и вынуждены на своих двоих удирать их пещер. Камнепад, завалы, в результате совет магов накладывает вето на исследования. Соу и Теруми получают осколки магии: не один из них пока не может спуститься в пещеры.

А завтра Война. Подчиняясь приказу Мастера, Ода остался в гильдии. Эванс благополучно свалил по своим делам, и наш герой забрался в кабинет Соу, в поисках книги заказов, но не смог удержаться и сел прямиком в кресло Феникса, закинув ноги на стол, воображая себя главой гильдии. Что поделать, Кеншин был обижен тем, что в подземелье отправился малознакомый маг, которого еще предстояло ввести в состав Крыла Дракона. Душа желала приключений, а пришлось горбатиться над бумагами.
Неожиданно в гильдии появляется гонец из Совета магов с приказом оказать военную поддержку небольшому городку на границе с Каэлумом.  Просьба, отказать в которой невозможно.  Тем временем возвращаются Саяко, Мериаль и Сора, немного потрепанные, но в целом живые. 
Кеншин берет из запасов мастера зелье восстановления сил и буквально силком напаивает им Саяко, после чего они направляются в городок.
В награду каждый получает по пузырьку зелья временного усиливающего силу.


Шифровка. Вернувшихся Мериаль и Сору нечистая сила в виде обиженной на всех и вся Шики, отправляет в главную библиотеку Фризии, всучив ларец с табличками и велев составить к утру перевод..
Вроде бы простая и понятная задача, однако быстро выясняется, что все эти артефакты представляют собой стенографически записанное описание некого сильного волшебства и последствий применения. Но последняя табличка представляет собой шифрофку невиданной сложности.
В здании появляется подозрительный мужчина, предлагающий книгу  всех кодировок, при условии, что маги выиграют игру
В награду Мериаль получает книгу  и гримуар для записи рун, Сора – артефакт, который в любой момент может зомбировать мага для подставы Соу.

0

2

Дополнение к сюжету на основе отыгранного.

Таинственная магия подземелий Фей уже манит своих первых жертв обещанием несметных богатств и великих тайн волшебства. Не желая терять своих детей, мастер нейтральной гильдии "Крыло Дракона", собирает команду из молодых членов гильдии и отправляется на поиски древних артефактов. Памятуя о множестве ученых-археологов, Феникс собирается взять с собой двух старших магов, но все планы рушит неизвестно откуда появившийся ученик, исчезнувший из жизни Соу четыре года назад. Именно он заменяет в группе Оду Кеншина, который на время экспедиции принимает на себя обязанности мастера гильдии.
Тем временем силы зла не дремлют. Глава темной гильдии "Жало Виверны" тоже спешит в подземелья, надеясь найти желаемое, однако ему приходится резко менять планы. Его подопечная, маг-архивщик Робби оказывается неспособна просканировать пространство целиком и полностью, что вынуждает Теруми менять план и искать "темную лошадку", способную без сучка и задоринки проникнуть в глубины. Раздасованный неудачей, мастер решает сократить свою гильдию, после чего отряды Рунных Рыцарей по всему Фиору находят тела ранее разыскиваемых преступников и мирных граждан с темным прошлым.
В Магнолии же все спокойно, ну или почти. Стараясь найти лекарство для Макарова, Люси, Нацу и Грей отправляются к Полюшке, которая не в силах помочь молодому поколению. От женщины неразлучная троица узнает возможном лекарстве, находящемся в пещерах, однако в данный момент возможности попасть туда нет.
Свободный маг Десмонд тоже стал жертвой магии Фей - целую неделю он плутал по переходам, попав в галереи вместе с такими же искателями приключений и охотниками за сокровищами. Повезло, он выжил и умудрился встретить давнего друга, сразу же загоревшись идеей вступить в гильдию Крыло Дракона. Здесь же он и познакомился с напарницей Флиппа, волшебницей ментальной магии. Втроем они умудряются неведомым образом обнаружить ларец с глиняными табличками. После недолгих обсуждений, Десмонд и Рёко отправляются в гильдию, а огненный маг - на поиски Мастера.

0

3

Королевство Фиор с населением в 17 миллионов человек, где магия уже стала привычным явлением.  Наша история начинается с момента возвращения героев из Эдоласа. 
Экзамен на звание S-рангового мага был перенесен, так как ребятам явно требовалось время на отдых. Но только кто говорил, что этим не воспользуются силы зла? Во время отсутствия Хвоста Феи, Тартарус из Союза Балама  делает свой ход и  выпускает в свет ранее секретную гильдию Жало Виверны, члены которой ранее находились под прикрытием в различных частях Фиора и ждали команды. Буквально за неделю эти темные маги, обладающие поразительными способностями,  сотворили столько всего, что заставили весь Фиор говорить о себе, а затем вновь ушли в тень, успев ощутимо качнуть чашу весов в сторону темных гильдий.
Передышкой не могли не воспользоваться и некоторые небольшие  молодые гильдии, активно начинающие заявлять миру о себе.  Загадочная гильдия Крыло Дракона , набирая мощь и силу , все больше и больше оказывается на слуху у простых обывателей, однако ее цели , как и цели ее руководителей по прежнему являются тайной за семью печатями. Пока что гильдия придерживается нейтралитета, но представители обеих противоборствующих сторон делают все возможное, чтобы гильдия не перешла на сторону оппонента. Неизвестность всегда вызывает беспокойство. 
Когда напряжение достигает своего пика, в Совет магов начинают приходить сообщения о пропажах людей по приграничным районам страны. Преимущественно все исчезнувшие дети с задатками к волшебству.  Народ очень напуган - появляются странные маги, которым ремеслом служит не очень благородное дело. Они, втираясь в доверие начинающим магам с потенциалом - похищают их. Для кого - это отдельный вопрос, ведь Жало Виверны пока в тени. Быть может это связано с побегом Джерарда, который потерял память, а в прошлом учудил много бед, сбежал из тюрьмы.
Спустя три месяца жизни, полной страха и неизвестности, газеты Фиора начинают пестреть заголовками о том, что  группа магов-археологов случайно находит огромный подземный город, соединенный с другими подобными целой сетью пещер. В этом городе  ученые обнаружили фрески и надписи на камнях, необычные артефакты. Но самой значимой находкой стала... живая, но спящая магическим сном фея. Легендарное существо  как и драконы,  обладающее колоссальной магической мощью и знаниями.
Все гильдии устремились под землю, намереваясь найти там средство для удовлетворения своих амбиций.  Тем временем, кто-то организует нападение на посла другой страны, а Совет обвиняет во всем Хвост Феи, наложив на их членов домашний арест. Заболевает мастер Макаров, Лаксуса заставляют раскаяться и принудительно возвращают в гильдию,  а Люси, Нацу и Грей узнают от Полюшки, что у фей может быть лекарство. Только вот попасть туда  глубже, чем вышло, пока что не реально - представители Крыла дракона, уже попали в подземелья и за время своей экспедиции обнаружили неизвестный ящик с глиняными табличками.
Дальнейшему мародерству помешало вмешательство Жала Виверны, в лице Хебиджи Теруми и нескольких подручных. Из-за непродолжительной схватки мастеров, вызвавшей возмущения магического фона, невиданные вот уже несколько сотен лет, пещеры активировали собственное волшебство, атаковавшее три крупных источника силы: Феникса Крыла Дракона, Уроборос Жала Виверн и Сути Хвоста Феи. В результате все, как и находящиеся в пещерах, так и носящие метку гильдии попадают в магический стазис, коконом окутавший здание гильдий и пещеры.
Из-за этого правительство решает прекратить исследование пещер и запретить любое их упоминание. Территория была покрыта магическим контуром, реагирующим на любое проникновение извне.
Прошло семь лет  – остров Тенрю все еще запечатан от жадных глаз темных гильдий, отгремело несколько великих магических игр,  в которых неизвестные ранее гильдии, Каблук Русалки и Саблезубы, доказали своё превосходство над другими светлыми гильдиями; а ввиду того, что угроза из Каэлума, где агенты Теруми продолжали подрывную деятельность, стала реальнее, нежели раньше, совет решил запретить Великие Магические Игрища, дабы подготовить Фиор к возможной войне.
И в это же время просыпаются от семилетнего сна три гильдии: надежда магического мира, Хвост Феи; и две возможные угрозы - Крыло Дракона и Жало Виверны.
Грядёт что-то грандиозное, но что именно? Время покажет.

0

4

Fairy Tail | Фэйри Тэйл | «Хвост Феи»

http://images2.wikia.nocookie.net/__cb20110711044527/fairytail/images/thumb/2/2a/Fairy_Tail_symbol.png/30px-Fairy_Tail_symbol.png

Тип: светлая  гильдия.
Мастер: Макаров Дреяр
Местоположение: Фиор, Магнолия
Основная информация: По скромному мнению Совета, являются не только лицом Фиора, но и его самой большой проблемой, переплюнув темные гильдии.  Самое хаотичное  объединение волшебников, ведь именно после визита фей от достопримечательностей, домов и городов остаются разве что руины. Буйные, шебутные, веселые и находчивые, феи видятся всему остальному магическому миру одной большой дружной семьей, с которой лучшей лишний раз не связываться. Что же, возможно, они в чем-то и правы…
Для того чтобы стать членом этой гильдии, необходимо заручиться рекомендациями (устными, разумеется) от хотя бы одного состоящего в Фэйри Тэйл волшебника.
В настоящее время обладают самым большим числом волшебников S-ранга.
В связи с болезнью мастера и экономическим упадком после стазиса, нуждается в кардинальных переменах.
В настоящее время находится под наблюдением совета – за семь лет с Хвоста Феи так и не были сняты обвинения в нападении на посла Каэлума.
Один из членов гильдии состоит в странных отношениях с мастером Крыла Дракона. Намек на поддержку?
Основной принцип: «ради друзей не надо умирать, ради них нужно жить».

0

5

Wywern Sting | Виверн Стинг | «Жало Виверны»

http://sf.uploads.ru/Kk05a.png

Тип: Темная гильдия
Мастер:Хебиджи Теруми
Местоположение: Каэлум, ранее Фиор.
Основная информация:
О данной гильдии не известно почти ничего. С самого момента своего создания они пребывали в тени, предпочитая играть роли простых мирных жителей, достигнув на своем поприще таких успехов, что заподозрить их в темных делишках нереально.
Попасть в гильдию сложно – являясь передовым отрядом Тартаруса, мастер принимает только магов с уникальными талантами, предпочитая навещать кандидатов лично.
Ответственны за заварушку в подземельях Фей, именно атака Теруми вызвала стазис, за время которого Виверны потеряли почти всю агентурную сеть. Однако, на удивление самого Хебиджи, малая группа агентов  в Каэлуме все семь лет активно пудрила мозги руководству страны, призывая развязать войну с Фиором.
В гильдии состоят, вероятно, самый сильный драгонслеер и уникальный иксид.
Основной принцип: "Семь раз убей – один напугай"

0

6

Dragon Wing | Драгон Уинг | «Крыло Дракона»

http://sd.uploads.ru/XytKk.png

Тип: Нейтральная гильдия
Мастер: Соу Моутоку
Местоположение: Фиор, Фризия
Основная информация:
Гильдия совсем молодая и неопытная – ей всего восемнадцать лет и мастер с тех пор ни разу не менялся.  Вступить туда пока что еще просто – достаточно пройти собеседование.  В гильдии два мага S-ранга, один из которых является драгонслеером. Остальной состав не менее  звездный. Госпожа Феникс подбирала магов с редкими талантами.
Гильдия оказалась сильно потрепана после стазиса, лишившись половины всех членов, часть из которых не вернулась из подземелий.   Крыло Дракона пока что не определилось с добром или злом, магов вполне устраивает нейтралитет, однако из-за её достаточной известности, волшебники всего мира с замираем ждут, какую сторону выберет мастер Соу.
Играет важную роль в общественной жизни – гильдия по мере возможностей помогает охране церквей.
Основной принцип: "Один за всех и все за одного!"

0

7

Grimoire Heart | Гримоар Харт | Сердце Гримуара| Сердце Дьявола
http://s1.uploads.ru/maYkK.png
Тип: Темная гильдия.
Мастер: Хадес ( Пурехито - 2й мастер Фейри Тейл )
Местоположение: Неизвестно, гильдия передвигается.
Основная информация:
Одна из трех сильнейших  темных гильдий. Поставила перед собой цель заполучить в свои ряды темного мага Зерефа. Ибо мастер Хадес достоверно знает,  что он жив. Посредством последнего собирается открыть Абсолютную Магию. Высшие члены гильдии сплошь и рядом настоящие чудовища и адепты "Потерянной Магии", а также среди них присутствует Убийца Огненного Бога. Одной из целей гильдии является уничтожение Фейри Тейл. В гильдии числится Блюнот Стингер , являющийся прямым конкурентом Гилдартсу Клайву.
В настоящее время гильдия занимается шпионажем и поисками способа попасть на остров Тенрю без вмешательства Хвоста Феи.
Основной источник дохода гильдии – работорговля детьми с потенциальным магическим даром.
Основной принцип:"Дьявол - Бессмертен"

0

8

Способность, базирующаяся на сочетании стихий огня и земли - благодаря сохранению баланса между огнем и "очищенной" землей, заклинатель создаёт сферу из, практически, раскаленной магмы, к которой, без каких-либо проблем, он может беспрепятственно прикасаться. В данной сфере, заклинатель способен формировать предметы различной формы - качество зависит от того, насколько долгим будет процесс формировки артефакта. Попутно, после отливки, заклинатель способен наполнить предмет остаточной энергией сферы, что придаёт предмету какой-либо случайный магический эффект; маг способен так же контролировать, какой эффект будет наложен на предмет, однако, это требует гораздо больших затрат энергии.

Smelting Art: Brittlecore
Общее заклинание ковки низкого уровня - данные предметы занимают не более семи секунд для создания, однако они не обладают какой-либо вменяемой прочностью, да и редко бывают зачарованными. Часто используются для того, чтобы усеять поле боя металлическими обломками, задавить противника постоянными атаками или блокировать атаки противника постоянным "потоком" щитов.

Smelting Art: Overload
Весьма странное заклинание в арсенале мага, позволяющее "взорвать" обломки созданных ранее предметов, разбрасывая вокруг расплавленный металл. Взрывы весьма слабые, но если использовать на поле, усеянном обломками, противник может получить достаточно большое количество ожогов от раскаленного металла.

Smelting Art: Core Fangs
Зачарованные кинжалы, которые хоть и являются результатом низкоуровневого заклинания, обладают достаточно высокой прочностью и остротой, а если на их изготовление тратится более двух десятков секунд, то они обретают достаточно сильный эффект огненной магии в комплекте, что позволяет обжигать противников при атаке. Существует данный предмет достаточно долго - магия легко держится больше часа.

Smelting Art: Stinger Shield
По аналогии с кинжалами, данный щит существует достаточно долго и выдерживать огромное количество ударов; обладая ещё и ошипованной пластиной, каждый удар отражается в противника - а если щит ещё и зачаровать, то каждый заблокированный удар порождает контр-атаку либо ядом, либо молнией (в зависимости от желаний владельца).

Smelting Intermediate Art: Houndbite Bulwark
Равно как и с щитом Жала, данный щит обладает специфическим типом контратаки, позволяющим отражать в противника урон в полной мере - повреждения, нанесенные щиту, отражаются в качестве "укуса", колющего удара магией, с идентичной же силой. Данный артефакт спокойно выдерживает выстрел баллисты; а сам он может существовать не более шести часов подряд, но требует постоянной подпитки после ударов по нему.

Smelting Intermediate Art: Purgatorium Slicer
Черный, словно ночь, двуручный меч, с кроваво-красным лезвием - данное оружие создаётся в сфере не менее тридцати минут и после того, как изымается из "горнила", не способно остыть ещё несколько минут. Обладая мощью тьмы и огня, данный клинок, при атаке, мало того, что обжигает противника, так ещё и накладывает своеобразное проклятие, не позволяющее ранам затянутся даже под исцелением. Сам клинок может существовать не более часа, а из владельца поглощает энергию просто в кошмарных количествах.

Smelting Intermediate Art: Mountain Rager
Гигантский, по сравнению со среднестатистическим человеком, зачарованный молот - для владельца, данное оружие весит словно пушинка, однако для тех, на чью голову рухнет данная махина, это смертельная опасность, весом в несколько десятков тонн. При ударе о землю может порождать небольшие гейзеры и выбросы лавы из под земли. Существует данный молот не более часа, а на его создание уходит около сорока минут.

Smelting Advance Art: Doomwrath Aegis
Одно из двух самых страшных вооружений в арсенале мага; стоит уточнить, что при ковке этого щита из заклинателя вытягивается почти вся энергия, а времени тратится около трёх часов непрерывной "ковки" в сфере. Но и обладатель получает вполне себе недюжую силу; щит способен выдерживать большинство высокоуровневых атак магией, а заклинания стихий земли и огня он просто пожирает, восстанавливая силы владельцу; для мастеров ближнего боя, данный щит тоже является проблемным, а точнее контратака, вызываемая им - черное пламя не только оставляет сильные ожоги, но ещё и накладывает очень сильное проклятие, не позволяющее ранам затягиваться на протяжении недели. Существует данный щит, даже при полной ковке, не более часа; подпитка данного артефакта невозможна впринципе.

Smelting Advance Art: Gluttony Blade
Если щит был воплощением гнева, то клинок являет собой воплощение чревоугодия. Данный меч, изначально являющийся едва ли не в виде короткого клинка без какого-либо дизайна, способен прогрессировать вплоть до гигантского двуручного меча, за счёт поглощения крови и магической энергии не только владельца, но и противников; по мере "эволюции" меча, вокруг заклинателя проявляется поле повышенной гравитации, которое усиливается по мере усиления клинка, а при форме двуручного меча, взмахи оружием создают мощные ударные волны, способные, в итоге, рассекать даже защищенные цели на две части. Существует данный клинок вплоть до нескольких часов, а его ковка занимает около двух часов; впрочем, использовать его слишком долго не рекомендуется, так как владелец может иссушить сам себя.

0

9

Инкаширра | Incasirra
Инкарнация Круга | Incarnation of the Circle
Ромуал | Romual - имя, дарованное среди северных регионов; в последствии стало нарицательным, пророчащим разрушение.

Раса/возраст:
Возраст - 6 лет
Потенциально существует - 506 лет (500 лет спячки)
Раса - алхимический голем, гомункул, создание магии.

Статус, занятость:
Странствующий рыцарь, отсутствует.

Место рождения:
Подземный город Окулус Коил, Синегорье.

Место пребывания на начало игры:

Человеческая форма

--
Astolfo | fate (series)

Истинная форма

--
Incarnation of the Circle | Sword Art Online: Ordinal Scale

О ГЕРОЕ:

     
Особенности и умения:

Способности Истинной Формы

Yggdrasil Tree Drop - фулл отхил, независимо от ранений.
Conjure Worldbreaker & Flamewaker - создание двух клинков
Conjure Entangling Roots - атака корнями на расстоянии более ста метров
Flamewaker Breath - "лазерная" атака

Имя бога-покровителя или отношение к религии в целом:

Мировоззрение:

ОБ ИГРОКЕ:

Связь с Вами:

Пожелания на игру:

Передача GM'у:

0

10

Лиадан из рода Бури
Первый клинок Севера, Танцующая со сталью, Пастырь чудовищ, Хранитель спящего чудовища, Госпожа Синенстраля, Серая Леди

Раса/возраст:
Человек | Условно имеет ряд модификаций
533 | 33 | выглядит не старше 22
Статус, занятость:
Ранее – Первый клинок Севера, Глава рода Бури; Герой; Наставница «чудовища»
Сейчас – Древний герой, носящий имя Хранителя спящего чудовища (в письменных источниках значится как «Серая леди»); На данный момент, единственная наставница «чудовища»; Вольный наёмник.
Место рождения:
Синенстраль – давно разрушенный город, некогда располагавшийся южнее Нортрана.
Место пребывания на начало игры:
Нортран

http://img1.reactor.cc/pics/post/full/KarlWolf-Anime-Art-Anime-Attila-%28FateGrand-order%29-3471233.png
Altera (Attila the Hun)| Fate/Grand Order; Fate/Extella

Общее описание:

У Лиадан лицо и тело юной девушки, только вступившей в пору «цветения». Высока ростом, тонка в кости. По смуглой коже струятся лентами серебристые узоры и россыпь шрамов. Короткий волос – снег поутру; глаза алые – брусника в заморозки.

О ГЕРОЕ:

Позвольте одинокой бродяжке рассказать вам сказку. Да не одну сказку, а пару дурных и тоскливых историй о глупой девице, что верила страшным словам и только-только учится по-настоящему жить.

ЛЕГЕНДА О МЕЧЕ

Жил однажды мрачный и хмурый человек. Сильный человек, знающий о магии поболе других. Промышлял он делом нехитрым – творил, что душе угодно, спасаясь от недугов смертных. Но ни могущество, ни планы страшные да тёмные, ни успехи на иных поприщах – ничто не могло развеять его скуку. Но однажды отыскал тайное логово человек простой, с глазами ясными и улыбкой тёплой. Плакал о судьбе нелёгкой страны родной и просил у человека мрачного и хмурого о силе такой, чтоб взмахом клинка горы в пыль обращать, а стрелы не могли коснуться тонкой кожи.
Усмехнулся тогда человек, почуяв скорое развлечение. Пообещал выполнить просьбу странную и наказал явиться через семь ночей к порогу.
Семь дней и ночей посвятил мрачный и хмурый человек созданию меча, что сверкал, точно три звезды, и мог сокрушить любой доспех.
Мрачный и хмурый человек одарил меч именем и отдал человеку с глазами ясными, пеленою слёз сокрытыми. И сердце его, чёрное и каменное, вздрогнуло от тепла и искренней благодарности гостя с улыбкой тёплой. Оттого забыл о развлечениях и скуке, впервые за годы долгие спокойствие испытав.
Завещал человек хмурый и мрачный меч передавать сильным духом и людям праведным.
Человек с глазами ясными героем стал страны родной, сохранив дорогие сердцу просторы от неприятеля. Меч в руках горел ярче звёзд, как и душа человека с улыбкой тёплой.
Так и повелось, что меч, Илиданом создателем нареченный (да только для людей простых, на деле другое имя носила сталь), стал символом свободы и силы для людей тех, а потому лишь самому достойному в руки передавался.
А имя мрачного и хмурого человека из истории стёрлось, оставив с ним лишь славу человека страшного, но не из камня сотворённого.

Так говорит легенда, передаваемая столетия назад из уст в уста, покуда меч чудесный не оказался в руках иного героя славного, с северной кровью в жилах.

О ЧЁМ ЛЕГЕНДА УМОЛЧАЛА:

Илидан (вернее, Соланиум, Жест Милосердия Орфиуса) – порождение той магии, о которой без перекошенного лица да при свидетелях никто не говорит. Его создатель, человек сведущий и силой обладающий (имя его и впрямь никто нынче не ведает), ничего кроме могущества и развлечений в своей жизни не искал. Отчего беду чужую и подвиг обратил в тщательно спланированный спектакль.
И впрямь, меч помог спасти смелому юноше свои родные края (на радостях, юный герой взял одно имя с клинком), однако взамен извратил так, что страх берёт. Любовь сменилась ненавистью, праведность – жадностью к порокам, искренность – пустой лестью и гнилой ложью. Оттого и сверкал «Илидан» ярче; оттого и стал столь любим и желаем.

Теперь же настало время другой сказки.

ЛЕГЕНДА или не совсем О КЛАНЕ

Меч из Легенд, что звёзд ярче, попал в руки к юноше с кровью северной, лицом суровым и взглядом колючим. Давно это было, ещё первый камень в основу Синенстраля не был заложен, а юноша стал мужчиной, да обзавёлся геройской славой. Вот только не отпускал меч проклятый, звал в пучину битвы. С трудом и не без поддержки, смог мужчина (имя клинка так же носящий, повелось так с первого владельца)с зовом справиться, заставив меч «уснуть», а сам в снегах с ним скрылся.
Так и родился Клан, без имени громкого, на землях Синегорья, а вместе с ним город-крепость Синенстраль. Со временем к его стенам бежали люди с судьбой не смирившиеся иль тепла ищущие.
Долго строился быт. С трудом: не без страха с отчаянием, не без бесед тяжёлых с гномами и бойни с чудищами снежными.
Строго с нравами в Клане стало: каждый свой род основал, занятый важным делом; Илидан сменил боевое одеяние на тёплые одежды да изящный венец, продвигал свой порядок – чтоб каждый пользу приносил, хоть хворый, хоть от чужака рождённый.
А меч? Что меч, «Илидан» стал реликвией Синенстраля, первой северной сказкой, в сокровищнице хранящейся. И только правитель крепости мог и в руках хладную рукоять сжать и лезвие заточить.

А правду о Клане северном услышать можно из уст тех, кто отдал ему своё сердце и душу. Иль от тех, кто родился средь белых стен и северной стужи.

Акт первый. О рождении и детской внушаемости
«У моей матери серебристый волос долог, а глаза черны как древесный уголь. Мать говорит, что мой отец был высок и плечист, кожа – бронза под солнцем, а глаза – крови капли. Мать говорит, отец ушёл на вечную охоту. Только дед странно смеётся, зовёт дочерью «чужой крови», но лица не кривит. Ему всё равно, от кого зачала младшая дочь. Оттого и мне безразлично, где мой отец. У меня есть мать и Род».

Род Бури – род воинов, как Род Пурги – род охотников. Род – твоя семья, твой господин и слуга. Принадлежность к роду обязывает выполнять ряд неписаных правил и законов.

«Тело твоё  без «клинка» лишь мясная туша. Сотвори из себя «клинок», позволь хладному лезвию стать продолжением твоей руки, сердца, души. Дыши вместе с взмахом лезвия, дыши вместе со звоном стали. Будь ты девицей иль юношей, цель у тебя одна – взрасти в своём сердце «клинок». Стань «клинком», обрати бесполезное мясо в разящую сталь!»

У неё кровь чужака – это видно сразу. Высокий рост и тёмная кожа. Старшие Рода безразлично скользят взглядом (среди них тоже мелькают дети «чужой крови», а для иных Родов это естественно), а дети цепляются за отличие, точно оголодавшие собаки за кость. «Смотрите же, я лучше девчонки с красными глазищами» - слышит та самая девчонка «с красными глазищами». Старшие Рода пожимают плечами и снисходительно улыбаются.
Никто не потакает, но и не запрещает.
Таковы правила клана. До совершеннолетия дети не знают запретов.

Ей страшно. Жестокость скользит в чужих взглядах, от неё не спрятаться в тёплых объятиях матери. Остаётся только отчаянно сжимать в руках рукоять и повторять про себя главное правило Рода «Стань «клинком», стань разящим мечом». Ей всё ещё страшно, но вместе со страхом растёт отчаянная решимость – стать лучше, стать сильнее, вырвать зубами место в белоснежных стенах. И пред глазами не такие же глупые и нелепые дети, а заклятые враги с хищным оскалом.
Это потом Лиадан понимает, что детям Рода нужен «враг», не соперник и не товарищ, а «враг». Призрачная цель, что позволит набраться ума и сил. Вот только для девчонки с «алыми глазищами» страх затмевает здравый смысл и о цели она не ведает.

Акт второй. О глупости юности и неприятной удаче
Ей 13. Своё совершеннолетие она празднует сырым мясом и улюлюканьем старших Рода. Смеётся перемазанным ртом, скалится в ответ на улыбки сверстников и зовёт их распить обжигающие напитки.
Страх ещё дребезжит натянутой струной где-то там, на задворках сознания. Но впереди долгие годы подготовки к испытанию Рода и сотни возможностей обнажить клыки. В груди тлеет желание сломать чужие «клинки», затупить «лезвия» о кости и дурную сталь.
Испытание всё решит.

Лиадан смеётся над своими детскими целями, утирая горькие слёзы. Но тогда у неё была хоть какая-то цель, пускай и в корне неверная.

«Я не знаю иных сказок, кроме тех, что мать рассказывала о клинке ярче звёзд и том, кто дал жизнь Клану. Нас учили, что «Илидан», кроме правителя, может увидеть лишь тот, кто пройдёт испытание. И если «Илидан» отзовётся, родится новый «герой». Новый «Илидан»».

Испытание – сражение между детьми-ровесниками (в пределах совершеннолетия и разницы в 2 года) Рода Бури за право получить имя «танцующего со сталью» (о владении «Илиданом» мечтают лишь за закрытыми дверьми перед сладким сном). «Танцующие» пользовались всеобщим уважением, и их голос имел существенное значение даже на собраниях Клана. 

«Мать смотрела на меня с тоской.  Говорила не бежать вслед за страхом, учила закрывать глаза на вызывающие усмешки и чужую слабость. Учила быть мягче, смотреть шире. Да тяжело вздыхала. Я видела лишь свору собак, которую, уверена, смогу проучить. И сама не хуже лаяла в ответ».
   
Четыре года. Четыре долгих года приходится лаять в ответ, не имея возможности вцепиться зубами в чужую плоть. Четыре года с тяжёлым мечом в руке, болью в теле и стылым осознанием собственной глупости в голове.
Слова Рода уже не тихий шёпот, а раскалённые иглы под кожу. Жгутся, обжигают болью. Страх накатывает по новой, когда стопы касаются арены.

Род – многорукое и многоголовое чудовище с пастью, полной гнилых зубов.

Взгляд матери в ответ на болезненный вопль в очередной схватке жжёт спину. Она говорила. Она учила.
Страх обращается в ненависть к голосистым собакам, силящимся ухватить кость. Хочется победить. Отхватить самую большую кость. Ту самую, что сверкает ярче звёзд.

Жжёт. Тело горит, тяжёлое свистящее дыхание и алая пелена пред глазами. Старшие Рода смеются, но смех их бьёт по измученному сознанию. Сбрасывая руки, приходится сделать с десяток шагов к месту Илидана. Тяжелая мужская рука на плече – пуд снега на измотанное тело – поддерживает и ведёт к запертой зале. Где на постаменте из серого камня оставлен блеклый меч со странной рукоятью.
Тянет к нему дрожащую руку.

«Я хотела силы. Могущества. Мне неприятна радость Рода. Мне хочется сбежать. Страх пожирает меня изнутри, силясь сладить с гордостью. Я не хочу этих ран, этой слабости и горечи. Хочу идти по головам. Хочу избавиться от голодных псов. Я хочу этот меч».

Ей 17, когда меч из Легенд сверкает тремя огнями, стоит девичьей ладони коснуться рукояти. Ей 17, когда Илидан кривит губы и произносит церемониальную речь, даруя девице ожившую легенду и статус «танцующей со сталью». Ей 17, когда с чужих губ слетает не нелепое детское прозвище, а имя «клинка». Ей 17, когда мать называет свою дочь «Лиадан».

Ритуал для «танцующих» (победителей испытания) долог и мучителен. Три года маги семи Родов наносят на тело витые серебристые узоры. Три года Лиадан привыкает к новому имени и легенде, обжигающей бедро сквозь ножны.
И всё идёт совсем не так, как твердят рукописи.
Время Лиадан застывает в 20, проклятое старой магией, переплетающейся в юном теле.

Акт третий. О становлении и жертвах.

У Лиадан за плечами 20 лет бессмысленной жизни, сродни битве с морозом и холодом лишь с бурдюком пьянящей настойки.
У Лиадан внутри вязкий и липкий страх на пару с ненавистью к Роду и Клану.
У Лиадан девичье тело и легендарный меч на поясе.
И когда человек «из-за стен крепости» с глазами серыми и страшными шрамами предлагает забрать с собой, она соглашается. Имя человека - Матиас, но жители Синегорья зовут его первым клинком Севера. Лиадан же называет спасителя от давящих стен Синенстраля дядюшкой иль наставником. Илидан не сверкает в его руках, отчего девичье сердце захлёстывает тёмное удовлетворение.
Матиас учит Лиадан выживать и жить, не оглядываясь ни на кого. Учит сражаться, не зная страха и горечи. Учит быть женщиной, гордой и свободной. Да только не всё она понимает, к прискорбию. Огонёк понимания не искрится во внимательном живом взгляде.

Лиадан бродит с наставником по ближним к Синегорью землям, познаёт людей и чуждое течение жизни. Лиадан видит людей, которые не знают власти и законов Рода. И ей снова страшно, слишком сильны отличия. Наставник оставляет неразумную девчонку один на один со страхом и грозным оружием в руках в одном из номеров таверны, обязуя не выказывать носа дальше обеденной залы.
Страх толкает на дурные поступки не хуже сверкающего меча. Лиадан не спрашивает, не думает, не останавливается, когда девица, помогающая в таверне, входит в незапертую комнату с ворохом сменной постели.
Лиадан стирает с лезвия кровь старой простынёй, не смотря на тело у дверей.
И не понимает, что же сотворила не так, оставаясь жестокой в своём чистом незнании.

Взгляд наставника, вернувшегося в ту минуту, обжигает. Как взгляд матери несколько лет назад. И тело от тяжёлых ударов болит так же сильно. Матиас нашёл верный способ донести до порождения Рода, что же отличает человека от затравленного зверья. Через боль, унижение и кровавую пелену пред глазами.
Лиадан впервые отнимает чью-то жизнь и плачет навзрыд после.

Два года Лиадан смотрит на наставника преданным псом, ищет у него ответы на все вопросы. Страх уступил любопытству и ужасающей жажде знать обо всём на свете. Вместо озлобленного волчонка просыпается  любознательный ребёнок. Она ненадолго забывает о том, что росла «клинком», а не живым человеком.

Два года Лиадан учится убивать чудовищ в шкурах безобразных и человеческих. Меч в её руках искрится и наполняет душу мрачным торжеством. Но и оно отступает, когда Лиадан встречает тварей мерзких, да безобидных. Твари те западают девице в душу. Дурное родство ощущает в них. Она запоминает это чувство надолго, пронесёт его через года, чтобы найти в нём после смирение и спокойствие.

Тем временем о Лиадан говорят. Говорят как о славном воине, подспорье первому клинку Севера и его гордости.

Лишь год спустя Лиадан рассмеётся, вздумай кто повторить слова о «гордости» вслух. Она забирает жизнь наставника, пытаясь сберечь свою. Не мастерством - хитростью и отчаянием. Больно маняще сверкает «Илидан», до рези в тёмных глазах. Матиас смотрит жадно на могущество в хрупких руках. И это губит его на дороге в Синегорье.

«Он не пёс. Он ужасающе силён для пса. И шрамы на моём теле напоминают об этом каждую вьюгу. Но Матиас жаждал то, что было моим по праву силы. Это не было битвой. Это не было дуэлью. Это была кабацкая драка, клубок из зубов и ногтей. Я помню утробный рык и собственный вопль, помню кровь на своих руках и лице. Помню, как горел огнём обагрённый бок. А наставник хрипел. Улыбался, смотрел ласково. Точно благодарил».

Люд, что видел сие непотребство, называл Лиадан новым « первым клинком Севера». Девица самозабвенно смеётся, хватаясь за живот. До чего же чудесно жить! И до чего же гадко.

Лиадан помогает всем, кого встретить на своём пути к родной крепости. То с разбойничьей шайкой сладит, то чудище неразумное да прожорливое изведёт. Никому не отказывала.  Оттого  и тоска за материнской лаской и родными стенами всё сильнее сжимала что-то внутри. Потому как пусто было внутри. Ни цели, ни обещаний, ни желаний.

«Синенстраль встретил меня морозом и стужей. И кривой улыбкой главы Клана. И в глазах его та же жадность, стоит ему заметить мой меч. Мне не страшно. Мне не больно. Я смело отказываюсь от возвращения в Клан. Но ненадолго. Мне всё ещё холодно».

Вот только Род бури остался без главы. Старшие грызутся меж собой: братья рвут зубами друг друга, сёстры кромсают друг другу лица. Лиадан кривится от омерзения и встаёт во главе Рода. По праву силы. Она сжимает в руках «Илидан», носит на теле отметину «Танцующей», несёт имя «Первого клинка». И улыбается так, что кровь стынет в жилах, точно в лютую стужу. Лиадан знает страх жизни и смерти. И не знает, как ещё заполнить тянущую пустоту внутри.

Лиадан 24, когда она учится отдавать команды, смотреть свысока и не забывать. Не забывать о том, чему научил наставник (Лиадан исправно отправляется за стены Синенстраля, отвечая на просьбы о помощи. Клан силён своими воинами и охотниками), о ласке и заботе матери, о тяжёлом клинке, что тянет прочь.
И всё равно иной раз не может вспомнить о том, зачем взваливает на себя непосильную ношу, будучи дурным ребёнком.

Лиадан 26, когда она встаёт подле правителя Синенстраля как вторая супруга, но за глаза именно девушку зовут «Госпожой Синенстраля» (а вовсе не первую супругу), поскольку боятся кары обманчиво юной девы больше недовольства своего лидера. У Лиадан тяжёлая рука,  грозный взгляд и чарующая улыбка палача.
Она – страж и порядок, гордость и плач Синестраля. Ей и самой тошно, да только иного делать не умеет. Лишь бежит и прячется за сотней бесполезных дел от самой себя и пустоты внутри.

Вот только усталость затмевает наслаждение властью и силой.

Очередное бегство за стены сводит Лиадан с овцами, что не овцы вовсе. Твари, поедающие мясо, с ногами что когти, и глазами по-детски наивными. Как и мать, коя рядом с самого возвращения, они становятся отдушиной слишком повзрослевшей женщины. Пастырем чудовищ зовут люди Клана и гномы.

Лиадан находит покой и наслаждение в размеренной геройской жизни да пастушьей работе. Закрывает глаза на гнев главы Клана и старших иных Родов. Вновь обращается к себе, к пустоте, медленно наполняющейся щенячьим восторгом от лёгкого аромата свободы.
Призрачная цель маячит под закрытыми целями, распахивая едва приметные на снегу белоснежные крылья.

Лиадан вспоминает о праве силы в тот же год, выгрызая свободу зубами, разрывая все путы. Оставляет свою послушную отару на мать и младших братьев и сестёр по Роду и вновь пускается в путешествие. Усталость ломает всё то, что она пыталась создать.
«Клинок» оставался так долго пустым и холодным.

Лиадан 27, когда её действительно зовут Героем. Пускай  тело столь же юно, как и семь лет назад, силы в нём не убавляется, лишь прибывает. У Лиадан за плечами изломанные кости живых и нежити, плоть пугающих тварей. Долгие и сложные дороги, смутные силуэты спутников и имена иных Героев на устах.
Улыбка почти искренняя и счастливая.

Она впервые задаётся вопросом «Зачем?». Зачем ей сила? Зачем власть? Зачем столько сил и времени потрачено на то, что так легко было сломать?

Лиадан всё ещё жаждет силы. Потому что всё, что она может назвать «своим» получено силой. Чужой иль своей – не важно. Силой и гордостью, затыкающей страх в тёмные уголки.

«Когда усталость вновь клонит меня к земле и зовёт отдохнуть, забыть о бесполезной жизни и скитании без цели, мне предлагают, наконец, что-то создать. Не разрушить, не загубить, не сломать. Создать. С семью достойными. Меня пугает это предложение. И оно же льстит.
Закрывая глаза и прося благословения матери, соглашаюсь. Забывая о том, что когда-то боялась неизвестности. Впервые мне кажется, что я понимаю своего наставника. Много лет мне понадобилось, чтобы набрать ума».

Акт четвёртый. Об Инкарнации Круга и глупом герое

У Лиадан в груди зажёгся нежный и ласковый пламень.
Ей не жаль чуждой магии меча для очередного безумства (сотворения «жизни», как говорили другие). От радости она не находит слов, лишь украдкой утирает скупые слёзы.
У неё семь верных товарищей, многих из которых знает по тем дням, когда в славе геройской пыталась забыться.
С другим говорить так же легко, пускай Лиадан совсем их не знает. Она легко привязывается к ним за те годы, что они проводят вместе, обучая и присматривая за необычным созданием. Долгие годы, по больше части, в тайне от общественности.

«Мне казалось, что детище наше, совместное, вовсе не чудовище, а несмышленый ребёнок. Я с тяжестью в сердце смотрю на странное разумное сознание и вспоминаю о своих овечках. Оттого закрываю глаза на проказы порождения магии и алхимии. Мне давно не ведома боль, а злости Инкарнация Круга не боится.
Я никогда бы не смогла стать матерью, но не сумела заглушить и иступленную нежность к порождению моему и друзей моих.  Шесть лет я учила его владеть мечом, вместе с ним училась вести себя в обществе.
Я словно в чудесном сне наслаждалась своей жизнью, впервые ощущая, что, наконец, понимаю те уроки, данные мне когда-то наставником и матерью».

Она помнит о родном Клане и Роде, да только и без неё там всё ладно и спорится. Одно упоминание имени владелицы меча, что сверкает ярче звёзд, помогает междоусобицы без труда разрешить. Лиадан просит у Нотхура за свою мать и Род Бури, но никогда за себя. Потому что уже шесть лет она получает лишь короткие весточки из Синенстраля.
Лиадан по-настоящему расцветает рядом с Инкарнацией Круга, другими героями, и готова защищать своё тихое счастье (свободные, впервые полученное пускай и силой, но не чужой гибелью) до последней капли крови.

Но всё тает предрассветной дымкой, когда Инкаширра (имя данное Инкарнации Круга) обращается против своих создателей и наставников.
Лиадан не верит, пускай и поднимает меч против воспитанника, дабы с товарищами по оружию сладить с чудовищем.
Не верит, потому что внутри всё болит и ноет. Оттого что вновь всё с трудом нажитое ломается.
Лиадан согласна стать частью «печати» для воспитанника.
Много лет она идёт своим путём. Много лет пыталась понять уроки матери и наставника. И не один год провела рядом с воспитанником, проникнувшись к нему трепетной почти сестринской любовью и материнской заботой.
Лиадан не жалко жизни отдать за спокойствие неугомонного ребёнка и родных (она знает, что от Клана и Синестраля не останется даже пепла, если Инкаширра доберётся до родной женщине крепости).

И добровольно погружается в сон, не надеясь вновь открыть глаза. Такова её воля и долг.

Но спустя пять сотен лет её покой тревожат незадачливые путешественники, может, герои (но маг был силён, ничего не скажешь). Да и не только её, вместе с Лиадан пробуждается и Инкаширра, вот только…
Вот только с обликом знакомым да взглядом чуждым. Лиадан с тоской смотрит на тело старого друга. И лжёт, не отрывая взора от воспитанника, умоляя незнакомцев помочь. Применяет всё то, чему обучил наставник да мудрая мать.

Так невольно и начинается её жизнь в «новом» мире, незнакомом и чужом, с легендарным клинком на бедре да сладкой свободой.
Нет ни матери, ни Рода, ни Клана, ни Синенстраля.
Только бесконечная дорога и неразумный ребёнок по правую руку, что люди когда-то звали «чудовищем». Вот тебе и незамысловатая цель – сбереги, защити, успокой.
Лиадан не ведает, что ждёт её впереди, только нет страха. Лишь, как много лет назад, детское любопытство и неутолимая жажда всё знать.

А для этого не жаль вновь и вновь обнажать меч и некогда спрятанные «клыки».

Особенности и умения:

Выживание – имеет базовые и не очень навыки выживания в не самых приятных условиях (по большей части в условиях Синегорья), определённые познания в охоте (метание ножей, установка силков и т.п.) и походной готовке. Умеет шить, штопать и немного вязать. Однако на данный момент приспосабливается к изменившимся условиям.

Высокая адаптивность – Лиадан довольно легко приспосабливается как  к новому окружению, так и условиям другого характера (климату, материальному положению и т.д.)

Мастерство обращения с мечом – и не только. Лиадан предпочитает холодное оружие, а оттого ловко орудует ножами, кинжалами и короткими мечами. В общем, всем тем, что можно было достать в Синегорье и в путешествии с наставником (подробнее указано в перечне форм артефакта). Лиадан предпочитает силе (пускай и не обделена ей) ловкость, скорость и внезапность. Так же имеет определённые навыки обращения с боевым топором.

Узоры «танцующей со сталью» - изначально, ритуальные узоры должны были наполнить тело Лиадан силой (то есть, увеличить ей физические параметры, включая  общую выносливость и сопротивляемость к боли), однако на тот момент она уже была владелицей «Илидана» и оказалась под влиянием артефакта. Поэтому ритуал сработал неверно, давая Лиадан помимо тех благ «законсервированное» тело. Лиадан стареет очень медленно (примерно на 1-2 года за 16-20 реальных лет), помимо этого её тело потеряло чувствительность к боли и перепаду температур (речь не идёт о критических показателях и валянии в снегу целыми днями; акцент на то, что холодным ветром Лиадан не испугать), так же замедлилась способность к естественному заживлению ран, но и болезни (если Лиадан всё же что-то подхватит) развиваются гораздо медленнее.  Однако это касается физического вмешательства, а не магического.
На деле данный эффект не пропадает из-за тесной связи Лиадан с артефактом, что и подпитывает эти отклонения.

Артефакт

1. Название артефакта:
Илидан – народное название, данное его первым владельцем. Соланиум, Жест Милосердия Орфиуса – истинное имя меча, данное создателем, но давно не использовалось.
2. По классификации:
Старый – создан древним магом, имя которого утеряно, но, вполне возможно, что это тот самый неизвестный «Орфиус».
Боевой – по основным функциональным задачам выполняет боевую поддержку хозяина.
Бесконечный – питается, в основном, негативными эмоциями хозяина; хотя подпитка чрез магические жилы даёт больший эффект, увеличивая и воздействие на хозяина.
3. Известность артефакта:
Ранее был особенно известен на территории Синегорья, теперь его известность Низкая. Разве что-то упомнят старожилы, имеющие за плечами не менее 500 лет жизни.
4. История создания:
Был создан потехи ради древним магом (по некоторым записям одного древнего мага, который описывает фактически идентичный меч с именем «Соланиум», мог быть тем самым «Орфеусом»)  в помощь безымянному герою прошлых лет.
5. История получения героем:
После гибели первого хозяина, меч передавался из рук в руки: на одних он реагировал, сверкая так ярко, что слепит глаза, а для других оставался самым обычным мечом с причудливым внешним видом.
Когда он оказался в руках героя с северных земель, проявил себя в полную силу и оттого был «усыплён» (лишён контакта с хозяином), после чего стал сокровищем семьи, а, впоследствии, и всего Клана.
Лиадан получила его, когда по традиции Клана одержала победу в испытании Рода Бури и получила возможность прикоснуться к артефакту.
В силу большого количества негативных эмоций (страх, порочная жажда силы, готовность поступиться многим ради этого, определённая «слабость» сознания воспитанием Клана, злость) артефакт среагировал на Лиадан, признавая её новым владельцем.
6. Детальное описание способностей:
«Илидан» гораздо прочнее и острее обычного меча. 

Смена формы – основная способность «Илидана» заключается в том, что при сохранении базовых характеристик он способен изменяться по желанию владельца. Насколько вариативна данная способность – неизвестно. Так же имеется ограничение на умение владельцем пользоваться данным видом холодного оружия.
Для Лиадан доступны следующие формы: первозданная (напоминает вытянутый крис больше, чем полноценный меч [изображение ниже]), меч, крис, нож «Козья ножка», палаш (в малой степени, поскольку училась у наставника непродолжительное время), боевой топор.

Зов Крови – основная функция артефакта (и его главный минус). Реагируя на негативные эмоции владельца, «Илидан», взамен, наделяет своего владельца физической мощью, превышающей пределы его [владельца]  физических способностей (уменьшая и полученную в результате этого нагрузку). С усилением негативных эмоций усиливается и «расширение» пределов. Воздействие артефакта имеет внешние проявления – повышенная температура тела владельца (почти на границе допустимого), ощущение «кипения» крови.
Помимо обычного физического отката (слабость, лихорадка, опустошение) имеется и психический откат. И он гораздо страшнее. Владелец пребывает в состоянии неконтролируемой паники, чаще всего имеются галлюцинации, связанные с перенесённым «боевым ражем». Чем сильнее «расширяются границы» и чем дольше поддерживалось такое состояние – тем сильнее и продолжительнее откат.

Развращение – заложенная создателем особенность артефакта. Чем чаще тот находится в непосредственном контакте с владельцем и применяется по назначению, тем сильнее владелец поддаётся собственным негативным эмоциям (а так же менее ярко переживаются положительные эмоции). Этому так же способствует откат от основной способности. Благодаря этой «особенности» владельцы артефакта не только медленно сходят с ума, но и, зачастую, переходят в состоянии «боевого ража» (сродни состоянию берсерка) в разгаре конфликта (или, даже, в самом его начале).
7. Внешний вид артефакта:
Отображена основная, первозданная, форма.
http://s1.uploads.ru/t/HBGTn.png

Имя бога-покровителя или отношение к религии в целом:
Нотхур благоволил пять сотен лет назад Лиадан. Нынче же неизвестно, как скажется долгое затишье у молелен. Но Лиадан готова и сейчас исправно приносить подношения.
Одинаково холодно относится ко всем другим богам.
Мировоззрение:
Chaotic Neutral

ОБ ИГРОКЕ:

Связь с Вами:
Лучше всего через лс (уведомления на почту приходят сразу), но из такого активно пользуюсь ещё дискордом.
Пожелания на игру:
Даёшь разруху, спасение человечества и не только, заработки и побеги от оголодавших наёмников.
А ещё разобраться с чёртовым артефактом, узнать его настоящее имя и истинную подноготную.
В общем, за любой кипишь, кроме голодовки.
Передача GM'у:
В случае ухода, персонаж целиком и полностью в руках АМС.

0

11

Сириус | Sirius
Возможные прозвища и проч.

Раса/возраст:
26 лет, человек
Статус, занятость:
духостранник; странствующий (наёмный) экзорцист
Место рождения:
Уулн'дратаар, город на острове, восточнее материка.

--
Kayn | League of Legends

О ГЕРОЕ:

Уулн'дратаар. Единственный уцелевший город некогда великой империи. Точнее, названия города уже никто и не помнит - сейчас его зовут по имени древней империи, которая была погребена под водой давным давно; возможно даже империи то никогда и не было, возможно это всегда был город на отступах цивилизации; лишь крупные зарождения редких минералов звали сюда торговцев и рабочих со всего света. Здесь же и начинается история Сириуса, одного из духостранников, экзорцистов, давным-давно связавших себя с духами прочной связью.

Рождение, да и ранние годы тоже, в целом прошли без событий. Черт возьми, да и что может случится в городе на захолустье цивилизации? Даже пираты сюда не наведывались, хотя единственные слухи, что ходили по миру об этом месте, были о том, что тут и золота, и металлов знатных целые телеги, да вот только добывать некому. Естественно же, часть этих слухов была правдой - в пещерах, да и просто в руинах близь города, можно было достать не только необработанные редкие руды и камни, работая киркой, но и просто сокровища, которые остались здесь с незапамятных времен. Это же и привлекало мальчонку каждый божий день, но мастер клинков, которому отдали в обучение Сириуса, так просто малыша не отпускал.
Достигнув совершеннолетия (что естественно, в Уулн'дратааре была своя традиция для "взрослеющих", но об этом мы расскажем в другой раз; стоит лишь упомянуть, что мальчики становятся взрослыми уже в четырнадцать, а девочки - в 17), Сириус обрел долгожданную свободу - он теперь не только учился у наставника или помогал родителям в небольшой таверне; первым же осознанным приключением стал спуск в одну из самых глубоких пещер вместе с несколькими ровестниками. Именно в том самом приключении он нашёл крупное лезвие ритуальной косы и амулет из кровавого камня, который излучал какую-то странную энергию; впрочем, выбраться из пещеры без проблем им не удалось - первоначальный зачинщик, старший среди детей, был убит случайно активированной ловушкой; а затем исчезла ещё и старшая девочка группы - судя по крикам о помощи, её утаскивало в глубину подземелья какая-то тварь.

     
Особенности и умения:

Отличается не только чудовищной тягой к жизни и талантом к выживанию, но и отменной физической силой и живучестью – он даже болеет крайне редко. Достаточно вынослив и крепок для того, чтобы о нем ходили слухи о нечеловеческой природе такой живучести. Вероятно, он будет стоять даже если его проткнуть насквозь несколько раз. И возможно, даже дотащит раненного товарища до помощи, игнорируя торчащее в теле копье.

Несокрушимая скала
Обладатель весьма недюжего количества выносливости, будь то духовная или же физическая. Достаточно крепок и живуч для того, чтобы о его похождениях ходили слухи; мол существует паренек, путешествующий по свету, способный вынести на себе нескольких людей, даже будучи покрытый ранами и пронзенный стрелами; сложно поддается влиянию демонов и духов, может стойко переносить "развращающую" природу многочисленных суккубов. Крайне редко подвержен болезням, а даже если и заболевает, то процесс выздоровления редко занимает больше пары дней.

Клинки, секиры, копья, молоты - лишь инструменты для убийства
Среди наставников юноши, с самых ранних лет, был бывший мастер оружия из Аварина, сбежавший от гонений на остров. За всё время обучения у мастера, Сириус научился не только владеть мечами и молотами, но и более уникальными видами оружия: косами, двойными секирами, глефами, арбалетами (в том числе и теми, которые духостранники умудрились собрать сами). Впрочем, самым лучшим оружием в его арсенале была и остается двуручная коса. Неплохо владеет и метательным оружием: кинжалами, копьями, дротиками; владеет достаточно вольным стилем рукопашной борьбы.

Странник обоих миров
В отличии от большинства приключенцев и охотников, которые забредали в дебри лесов или глубокие пещеры только в самых редких случаях, юноша жил и выживал там почти половину своей сознательной жизни, редко возвращаясь к цивилизации. Он превосходно ориентируется в флоре и фауне лесов и подземелий; способен охотится не только с помощью оружия, но и ловушек - добыча пищи даже в "сложных" регионах, наподобии Синегорья, для него редко является непосильной задачей. Легко ориентируется без карты и умеет скрывать своё присутствие от всевозможных чудовищ не хуже чем эльфы.
Знаток рун и духовных "источников" - способен обнаруживать магические ловушки и "неустойчивую" духовную силу; способен определять места битв (всё по тем же осадкам духовной энергии) и примерные даты этих сражений.

Самодостаточность
Практически все, что носит с собой Сириус сделано им самим. Разве что немногочисленные инструменты, оружие (в частности коса) и одежда является "дарами цивилизации"; достаточно умел в том, что касается добычи пищи, готовки и целительства; пускай с магией исцеления у него не задалось совершенно, но вот с гербализмом и базовой алхимией он знаком не понаслышке.

Магия Духостранников: Экзорцизм
Фактически, магия Духостранников мало чем отличается от обычного экзорцизма, разве что в ритуалах святой магии используется именно огромное количество магической силы, а в ритуалах используются руны и связь с элементальными духами для изгнания "привязанной души". Тем самым, ритуалы экзорцизма чуть слабее, а применяются намного дольше. Ритуал экзорцизма на сильных существах может проводится вплоть до 72 часов подряд.
       
Имя бога-покровителя или отношение к религии в целом:
Как и всякий духостранник, почитает Тара и Танис. Чтит элементальные сущности, но не самих богов, управляющих стихиями. Признает Шаага и его безумие, а так же его связь с духами и нежитью.

Мировоззрение:
Chaotic Neutral

ОБ ИГРОКЕ:

Связь с Вами:

Пожелания на игру:

Передача GM'у:

0

12

Первое, что приходит на ум нашему герою, когда он вспоминает своё детство - так это бесконечные тренировки с наставником, ощущение тяжести в руках и неимоверная усталость. Прочей семье не до того - отец вкалывает на шахтах, добывая для скупщиков из Аварина редкие металлы и руды; мать вместе со старшей сестрой работают без продыха в таверне. Самым ярким воспоминанием будет то, как он впервые вошёл в "сокровищницу" мастера, где на стенах располагалось невероятное количество разнообразнейшего вооружения - восторг от вида заботливо вычищенного и бережно хранимого оружия не забывается им и до сих пор; даже сейчас это казалось чем-то волшебным, как и те моменты, которые он провел в компании наставника.

Но умение владеть оружием ничего не значит, если ты не можешь применить его по назначению. Едва мальчишке исполнилось четырнадцать, он подвязался в компанию к приключенцам, почти ровестникам; они промышляли тем, что уничтожали немногочисленных паучьих монстров близь руин и шахт. Но именно в тот день, они решили не идти на "охоту", они решили углубится в одну из заброшенных шахт, поискать сокровища, до которых не дотянулись грязные ручонки различных проходимцев и других кладоискателей. Группа была небольшой, но внушала уверенность - двое мальчишек, один из которых был вооружен вполне себе увесистым молотом, а второй орудовал кинжалами не хуже заправского разбойника; девочки так же были в группе - одна из дочек местного механика, где-то доставшая арбалет с десятком болтов, да дочь приезжего волшебника, который задержался в городке на несколько месяцев. Спуск был довольно легким - на дне шахты, впрочем, их ожидало далеко не то, что они ожидали; вместо обычной пещеры с несколькими переходами, их встретила огромная каменная зала, тускло освещаемая несколькими факелами, да наполненная костями. Нет, не животных, а людей, дворфов, альранов, да кого только не было. И падальщики, так же лежавшие кучами обугленного мяса - казалось, что в этом кладбище костей ещё кто-то был, но отряд юнцов так и не решил вернутся назад, не смотря на глухие возражения девочки-мага.
Спустя часы после начала путешествия, они всё же наткнулись на то, что искали - на первый взгляд, это было лишь старое помещение, забитое каким-то старьём и тряпьём, однако, в глубинах этого старья находились те самые дорогие безделушки, за которыми пришли юнцы. Колдунья получила старый, но великолепно отделанный посох с магическим камнем в навершии; лидер получил несколько золотых украшений для продажи и стальной молот; маленький разбойник обзавелся мешочком серебряных монет и зачарованным кинжалом; а Сириус с дочкой механика забрали оставшиеся ценности, что смогли найти в хламе - в частности, Сири досталось ритуальное лезвие в ножнах и странный амулет из кровавого камня.

0


Вы здесь » Fairy Tail: Parallel » Доп. Материалы » Суровая текстовуха


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC